ИФХЭ РАН

Новости Новости института От Воробьевых гор до Австрийских Альп

От Воробьевых гор до Австрийских Альп

Рассказ старшего научного сотрудника лаборатории физико-химических основ хроматографии и хромато-масс-спектрометрии ИФХЭ РАН, кандидата химических наук, ветерана Великой Отечественной Войны, почетного председателя Совета ветеранов ИФХЭ РАН Эльтекова Юрия Анатольевича.


НАЧАЛО ВОЙНЫ

EltekovYuA 2021Я родился в Москве в 1923 году. Я учился в 25 школе [25-я образцовая московская средняя школа, Старопименовский переулок, д.5]. Школу я закончил со всеми «пятерками». У меня в аттестате на 16 или 17 строчках значилось «отлично». Приятно было, конечно. Я закончил школу 18 июня 1941 года, а 22 июня началась война. 23-го июня я пошел в военкомат, просил записать меня добровольцем и послать на фронт.

Наш добровольческий отряд сначала получил предписание защищать Москву и строить оборонительные сооружения. Война началась на границе с Белоруссией, пока до Москвы дошло, много месяцев ушло. Потом 4 месяца мы рыли оборонительные сооружения на Днепре. Мы вернулись в Москву 1-го октября. В тот момент немцы уже начали непосредственное наступление на Москву.

7 ноября был праздничный день. В Москве прошел военный парад. Он начался в 8 утра, потому что опасались бомбардировки. 7 ноября 1941 года нас собрали и направили в армию.

Пешком из Москвы меня отправили во Владимир и оттуда на Муром [от Москвы до Владимира по прямой 178 км, от Владимира до Мурома — 119 км]. Меня определили в артиллерию, и я стал артиллерийским разведчиком. Такая у меня военная специальность: артиллерист-разведчик. В Муроме мы проучились примерно месяц, и нас отправили на фронт. Наш полк назывался 40-й гвардейский полк. Мне много приходилось переходить из одной части в другую. Во время войны все постоянно менялось.


ЛЕНИНГРАД

Я думал, что мы будем продолжать защищать Москву, но под Москвой уже началось наступление [наступательный период битвы за Москву: контрнаступление 5 декабря 1941 года — 7 января 1942 года и наступление 7 января 1942 года — 30 марта 1942 года], войск хватало, уже сибиряки подошли. Нас эшелоном из Мурома отправили под Ленинград. Поездом мы ехали через Дмитров, Калязин, Кашин... мы прибыли защищать Ленинград со стороны юго-запада. Наш артиллерийский полк был на конной тяге. Не машины, и не трактора возили пушки, а лошади. Я был разведчиком, и у меня был конь, так что я стал еще и кавалеристом. На этом коне я ездил вдоль передовой. Уже в конце лета коней убрали и дали нам машины, чтобы пушки возить. У разведчиков тоже появились машины для передвижения. Я не помню, чтобы мне было страшно. Даже когда видишь, что летит самолет, и бомбы падают, и такое впечатление, что он бомбы сбрасывает прямо на тебя. Они взрываются, взрываются, сразу кругом раненые, стоны, убитые... Когда разрывается бомба, возникает вонь такая... неприятная. После Московской и Ленинградской битв, весь наш корпус — 4-й Гвардейский корпус — направили под Сталинград.


СТАЛИНГРАД

В то время немцы очень близко подошли к Сталинграду, они вели бои прямо на улицах, но город считался нашим. Чтобы начать наступление на немцев, были созданы две армии (1-я и 2-я Гвардейская армии). Мы прибыли под Сталинград в декабре 1942 года. С севера против нас действовала 8-я итальянская армия. Гитлер изначально планировал ее направить на Кавказ [в составе 8-й тальянской армии числились три альпийские и две горнопехотные дивизии, которые изначально предназначались для действий на Кавказе]. Но к тому времени Гитлер захватил Кавказ, и даже на Эльбрусе флаг поставили. [21 августа 1942 года горные егеря специальной дивизии «Эдельвейс» взошли на Эльбрус и водрузили знамена с нацистской символикой]Но потом удалось выгнать Гитлера с Кавказа [февраль 1943 года].

Было 16 или 17 декабря 1942 года. У итальянцев шинели были очень слабенькие, а морозы доходили до -20 и -25 градусов. Мы подъехали посмотреть какой-то сарай, а он весь оказался заполнен итальянцами. Они были все замерзшие и все кричали: «Итальяно! Итальяно!», чтобы мы не сомневались в том, что они итальянцы, а не немцы. Мы их даже в плен не брали, потому что их там были сотни, а нам надо было дальше выполнять задание. Были специальные отряды, которые занимались пленными.


ДУЭЛЬ С «МЕССЕРШМИТТОМ»

В районе Северского Донца был такой случай. Я — командир орудийного расчета, иду, и со мной мои помощники: наводчик и заряжающий. Наводчик несет в руках оптический прицел, который используеся при наводке орудия. И вдруг на меня летит «Мессершмитт». Эти самолеты были истребителями, но людей они тоже обстреливали. Я наводчику кричу: «Ложись! Берегись!». Он мне тоже кричит: «Командир! Ложись!».

У меня в руках карабин, я целюсь и стреляю по самолету. С самолета отвечает пулемет. Такая у нас получается дуэль. Потом самолет улетел, и я цел остался. Прошло пять минут, и самолет вернулся. Видимо, еще оставались заряды для пулемета. И опять я кричу: «Ложись!», и мне кричат: «Ложись!» А я не ложусь, а стою, потому что стрелять надо.

Наступление под Сталинградом 4 февраля 1943 года у меня был день рождения, мне исполнилось 20 лет. Наши войска тогда очень успешно шли в наступление, [31 января 1943 года в Сталинграде нашими войсками был пленен германский генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс]. Раз командующего захватили, считается, что Сталинградская битва была выиграна [Сталинградская битва датируется 23 августа 1942 года — 2 февраля 1943 года]. Хотя, конечно, она продолжалась.

И тогда немцы решили пойти ва-банк. Отомстить за то, что проиграли битву. Они создали большую танковую армию, но эта армия запоздала. Хотя немцам удалось окружить наши части, и жертв было много, переломить ход войны они уже не могли. Наша часть тогда шла вперед, мы столкнулись с заслоном, решили его обойти. Пришли в большое село. Смотрим: поставлена сцена, приехали московские артисты и выступают. Они уже заканчивают, и тут выясняется, что немцы прорвались, и надо этих артистов спасать. Получилось, что артисты, как и мы, оказались под ударом.

Тут оказалось, что наше командование допустило ошибку. Оно обеспечило войска снарядами и пушками, но не было топлива. Пушки на себе не потащишь. К тому же потеплело, началась распутица. Командир пришел к нам и говорит: «Получено сообщение: всю технику оставить, спасать людей». Я говорю: «У нас снаряды еще есть, давайте сначала постреляем». Тут как раз подошли немецкие танки. Получилась такая позиция, что танки подходили сверху и подставили нам свое брюхо. Мы постреляли, танки были подбиты, а мы пошли дальше.


ПО ЕВРОПЕ

Мы стали готовиться к следующему этапу — это Курская дуга. Под Курском произошло последнее крупное танковое сражение [с обеих сторон в этом сражении участвовало более 6000 танков и самоходных орудий]. Хотя потерь было много, мы прогнали немцев. Это была большая победа. После чего началось наступление к Днепру. Передышка продолжалась почти до конца года. Мы пережидали, готовились. Получили новую технику, новые люди пришли. И потом было наступление на Одессу.

Я помню, 10 апреля 1944 года мы вошли в Одессу. Шел дождь, снег, сырость страшная. С осени 1944 года уже по Европе мы шагали. Румыния, Польша, Болгария, Югославия... Венгрия...

Мы долго стояли под Будапештом. Немцы не хотели его отдавать. Наши маленькие группы разведчиков ( по 10, по 15 человек) пробирались, изучали, где какая техника есть, где сколько противника. Еще такой помню случай: я был дежурным по нашей части. Я вижу: все группы прибыли, и только одной нет. И потом она пришла. Я тогда говорю: «Пойду доложу, что группа вернулась». Я иду и слышу, что летит снаряд. В это трудно поверить, я даже не понял толком, что произошло, но по инерции сразу прыгнул в кювет. Тут же в том самом месте, где я только что стоял, раздался взрыв. Я поднялся и увидел, что человек семь было убито, и были раненые. И два моих друга были убиты. Одного из них мы прозвали «Синий платочек», потому что он песню эту очень любил.


КОНЕЦ ВОЙНЫ

После Венгрии мы оказались в Австрии. Подошли к Вене. Вокруг Вены немцы создали целую систему укреплений. Наша армия вошла в Вену 14 апреля, а до этого наши ребята целых дней 10 «ползали» вокруг Вены. Взятием Вены для нас война закончилась. Хотя Берлин еще не был взят. Мы стояли в Берндорфе, в 40 км от Вены. Вечером 8 мая мы услышали о капитуляции Германии и решили поехать в столицу. В Вене уже праздновали конец войны. От души радовались и мы, и австрийцы. Австрия была оккупированной территорией, и мы ее освободили от фашистов .


Материал подготовлен: Ольга Макарова / Пресс-служба ИФХЭ РАН

Читать 978 times

Новостная рассылка

Чтобы быть в центре событий, присоединяйтесь к нашим новостям.

Наши контакты

Вы можете задать интересующий вопрос, удобным для Вас способом.

  • Тел.: +7 495 955 44 87

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

Подписывайтесь на нас и следите за жизнью института.

Поиск

Яндекс.Метрика